Под окуляром микроскопа ученому открывается новый мир.

Под окуляром литоскопа читателю открывается мир современного литературного процесса.

Наталия Елизарова

 

* * *

А как же любовь?
- Я встречала её,
поутру 
капустницей легкой порхала она у постели.
И думалось:
если вдруг я внезапно умру,
закроет глаза и положит мне крестик нательный.

Но не умерла — были голод и холод, ворьё
вторгалось в мой дом поживиться огрехами быта.
Любовь ускользала, проблемы пугали её,
а я понимала... и дальше чинила корыто.

Искала того, кто прикрутит сломавшийся кран,
починит машину и полку прибьет в коридоре.
Любовь сожалела, на грудь принимала сто грамм
и дальше порхала вдоль самого синего моря.

С тех пор я всегда по ночам закрываю окно,
чтоб бабочки — мимо, и больше на свет не летели.
И я равнодушно смотрю на иголки в их теле
на стендах и полках в музеях, и мне всё равно.

 

* * *

Был Новый год, один из тех еще,
когда по глупости ждала,
что мама скоро станет тещею,
я окончательно сдалась
на суд твой, выбор, поругание,
на голубые огоньки,
что на деревьях и на зданиях,
на тяжесть и тепло руки,
на взгляд твой — без очков — растерянный,
на голоса гортанный гул,
на рай, что в шалаше иль тереме,
на ветер, что рябину гнул.
И я качалась, словно пьяная,
земля спешила к январю
слепой Снегурочкой румяною
по снежному календарю.