Шабаш (ноябрь, 2019 год, Центральный Дом Литератора, заседание клуба феминисток - организатор Людмила Вязмитинова)
 

Шабаш состоялся, как и было предсказано древними алхимиками еще в шестнадцатом веке.

Открытие его ознаменовалось скандалом: колдунья Кладбищенской Пустоши (поэт и культуртрегер Дана Курская) назвала Верховную ведьму Верховной ведьмой.

"Как ты назвала мою жену? - взвился навеки привороженный ее супруг. - Она фея, а не ведьма!"

Верховная ведьма торжествующе достала великую Черную книгу и прочла заклятье, вызывающее амазонок. Так начался шабаш.

Изначально в жертву было задумано принести девственного медикуса Алексей Кащеев (Alexey Kascheev), но тот вовремя распознал опасность и уклонился от участия в оргии, прибегнув к филигранной лжи о том, что якобы внезапно вырезает больному чумой щитовидную железу.

Ведьмы взвыли в бессильной злобе и приняли решение распять не слишком девственного, но все же юного прохиндея Григорий Горнов. Однако прохиндей пользовался спросом - и был уволочен другим ковеном для расчленения под красной луной.

От безнадеги колдунья Кладбищенской Пустоши начала было приносить в жертву бухаря-собеседника Илья Плохих, но его пропитая кровь не подошла для ритуала.

Шабаш зашел в тупик, а где-то на заднем ряду раздавался время от времени роковой хохот Проклятого Чернокнижника, о котором поговаривали, что он на днях сжег свою бороду на адском огне.

Зловеще сверкала наряженная елка. Гости нараспев читали заклинания. Молодая чертовка Клементина Ширшова пела о любви. Приглашенная нимфа Елена Зейферт (Elena Seifert) комментировала все закляться с теологической точки зрения.

Внезапно появился сам дух Григория Распутина с прекрасной русалкой под ручку. "Дана, мы опоздали, прости", - принялся громогласно извиняться дух Распутина, чем обратил на себя внимание видеокамеры привороженного супруга, по обыкновению снимающего хоум-видео.

Кульминацией стало неожиданное выступление норвежской бьеры. "Ваша магия наивна!" - вскричала она.

"Каждый имеет право на свое мнение", - сухо произнесла Верховная ведьма, и нахалка тут же превратилась в кучку пепла.

Светлый ангел Евгения Лицова-Новополянская (Evgenia Litsova), по недоразумению заглянувшая на этот черный бал, к финалу простила всех - ибо грешны они были не по злобонравию, а токмо по недоумию. И прощение ее в прямом смысле на протяжении оставшегося вечера ГРЕЛО ведьму Кладбищенской Пустоши.

"Короче, жалею, что с нами нет Роман Шебалин! - кровожадно подытожила Верховная в самом конце, - уж с ним-то можно поговорить про насилие! Богатыри не вы!"

Ведьмы обиженно засопели носом и ушли на верхний этаж, где Дмитрий Быков давал фуршет в память жертв инквизиции.