Под окуляром микроскопа ученому открывается новый мир.

Под окуляром литоскопа читателю открывается мир современного литературного процесса.

Елена Лапшина

 

* * *

 

Сломанными флажками сверху сигналит птица.

Кто её разумеет? – нет никого окрест.

Только над прудом ива – будто пришла топиться.

Ива стоит и плачет, чёрную землю ест.

 

Бездна небес глядится в тёмный нагрудник пруда,

видя в нём только птицу, рваный её полёт.

Небо само не может жить ожиданьем чуда.

Ива стоит и плачет, чёрную воду пьёт.

 

Что у неё за горе? Кто её здесь оставил?

Но прибежит купаться – выгнется и вперёд! –

тонкий и голенастый, с виду как будто  Авель.

Ива ему смеётся, – кто её разберёт.

* * *

Первой из попрошаек 
(хоть не пойму, на кой),
Боже, верни мне стеклянный шарик! – 
маленький – вот такой.
Ни назначенья, ни толку нет, но 
плавленое стекло
инопонятно-инопланетно, 
словно бы с НЛО.
В море не стает, в земле не сгинет,
жаром не иссушит.
Солнце остынет, Земля остынет, 
шарик – перележит, 
гретый в ладони дитём-тетерей 
в тайне карманной – мной.
Первой находкой – первой потерей. 
Вечностью внеземной.