Под окуляром микроскопа ученому открывается новый мир.

Под окуляром литоскопа читателю открывается мир современного литературного процесса.

Данила Давыдов

 

***

ненавистен и тот кто думает что в телячем вагоне 
мы получше чем на диване что-то догоним 
но ненавистен и тот который клянёт свой род 
ожидает звонка, трубку никогда не берет. 

ненавистны, пожалуй, все. хоть хомячок в колесе 
хоть эта старая дура, что цифру неправильно в индексе 
ненавистны родные, далекие тем боле, и вообще 
ненавистны всякие, кто перемещаются средь вещей 

я к чему говорю? учить любви уж не мне 
есть профессионалы по этому делу в родной стране 
я не хочу любви, не хочу тепла 
не хочу, удивитесь, даже чтоб не было зла - 

- зло-то оно смешное, вторичное, христиане подтвердят 
просто отсутствие свойств, а не свойство, но хуже, взят 
за шкирку или кадык, ты вскрываешь тайник - 
и фиг бы с ним, с тайником, но спрашивают, кто ученик, 

кто учитель, кто родители, кто брат и сестра 
кто сюда еще приходил, кто соседи, кто вот с того двора 
и так далее. снимут кожу с тебя 
исключительно истину возлюбя 

правда тогда хорошо, когда за нею не кроется большая ложь 
добро хорошо, когда зло ничтожно, но это, полож- 
ем не всегда получается, бывает и поболе зло. 
оно пустота, изнанка, ну просто нам вот не повезло. 

любовь бывает, когда ее называют так 
это умеет всяк, и хитроумный, и среднего разума, и простак 
милость бывает, когда ты веришь, а вера бывает, когда ты с ней 
часто нет ничего этого, приходится лишь потесней 

здесь должна быть строфа морали, но такой не будет строфы 
я знаю то же, что вы, и я знаю, то же, что вы 
вообще, категории рождают лишь болтовню 
но и то странное неуловимое чувство, которое я храню

***

луч который ее разбудит
мне насрать сколько и откуда неслись
фотоны чтобы достичь этой лампы
луч этот будет проклят

пусть спит и пусть отдохнет
и пусть думает, что я ей не посвящаю стихов
да не посвящаю
я не умею этого