Под окуляром микроскопа ученому открывается новый мир.

Под окуляром литоскопа читателю открывается мир современного литературного процесса.

Андрей Явный

О книге Александры Очировой "Смыслы"

 

Когда-то мой великий и уже обретший бессмертие друг Петр Вайль собрал потрясающую книгу, состоявшую из стихотворений поэтов Серебряного Века и его, Петра, к этим стихам отношения, сформулированного в виде комментариев.

Назвал он эту уникальную работу — «Стихи про меня». 

Когда углубляюсь в поэтику Александры Очировой, не могу уйти от этой концепции — стихи про меня... Ведь это действительно стихи про меня, про нас, про жизнь....

 

 

Всё существует как смысл и надежда.                                               В мыслях и в книгах, в домах и в картинах.                                   Где – то живут подлецы и невежды.                                                   Кто – то проходит сознательно мимо,                                               Кто – то страдает без хлеба и крыши.                                               Гении ищут любви и признанья                                                           И поднимаются выше и выше                                                               В сферу законов и чистого знанья.                                                       Кто – то захочет создать виртуальность,                                           Кто – то откроет возможности тела,                                                   Кто – то не примет свою гениальность,                                             Чтобы остаться здоровым и смелым.                                               В серой толпе возникают желанья                                                   Стать незаметным для всех незнакомых,                                       Чтоб в одиночестве  стать ожиданьем                                               Новой дороги и нового дома.

                                         

В мире не существует языков, на которых бы не перебрали всевозможные элементы боевой поэтической семиотики.

Все стили и способы передачи смыслов уже использованы поэтами за многие века; от заклинаний древней шаманской религии Бон и японской танка, до хорошо знакомых нашему уху амфибрахию и верлибру.

Предел наполненности этой чаши безусловно настал!

И  когда появляются зарева отдельно сияющих звёзд на горизонте поэзии, то, как правило, сияют они недолго.

Их песня очень быстро смещается в хоровой отдел какой-нибудь давно известной поэтической школы, а в противном случае со временем превращается в исполнение перед аудиторией, не превышающей ту, что была у Робинзона Крузо во время заточения на острове. 

 

 

Современная поэзия, безусловно, жива передачей смыслов, их трансляцией и пересказыванием. 

Эта передача стремится к абсолюту, к тем, кто слушает и слышит. Стихи должны быть сразу написанными «вслух», не убоясь существовать и звучать «громко» и «отчетливо», ибо несут «правды» и  открывают «миры смыслов».

Но верна и другая теория, что никаких правил не существует, и каждое новое стихотворение рождает новый поэтический стиль, а среди слушателей - достаточно одного.

Как минимум потому, что в каждом из нас - Бог. 

Не чуждое современной поэзии общество требует новых героев при сохранении старых смысловых конструкций и концептов. То есть нам необходима та самая золотая середина и внутренняя ровность, о которой говорили Будда и Христос. 

Я слышу в стихах Александры Очировой звук маленького церковного колокольчика, радостно возвещающего Рождество Господне, переплетенного с песнями тибетских лам и громким пением гонга. 

Прислушайтесь, и вы услышите шорох листьев в Нескучном Саду, который пролетает над головой государыни императрицы Екатерины II, а потом треплет кудри ее знаменитого фаворита — графа Орлова. 

 

 

Любить народ, что стал её страной,                                                     Служить ему – как в храмах служат Богу,                                         Чтоб  разделить с ним веру и дорогу                                                   И быть императрицей как слугой.                                                     От всех врагов беречь российский трон                                             И всю страну от края и до края.                                                             На всей земле одна была такая,                                                             Из всех известных царственных имен.

 

 

 

 

***

Часть твоей головы, что снесло от любви,                                       Стала вдруг неисправной для будничных мыслей,            

В ней слились воедино погасшие выси                                           И синее,  чем высь, вечный смысл глубины.                                 Отражённый простор, что из бездны наверх                                   Вдруг напомнит о том, что имеет начало -                                       И откроется мир как спасенье и грех,                                               И неясный испуг, что чего – то не стало...                     

 

 

 

В какой-то момент погружения на глубину смыслов Александры Очировой ее стихи станут Книгой Превращений!

С их помощью Вы сможете превратиться в дух земли Русской, что распростерся над вечной Сибирью и над гордым, как путь Уралом, и держит в объятьях нашу родину от Волги и до Енисея.

 

Никогда не падал на колени                                                                 С ощущеньем страха и конца.                                                               Встретив смерть как новые ступени                                                   И как нимб тернового венца.                                                               

                             

Если в критическом эссе допустимы осторожные терминологические эксперименты в духе Бродского и Мамардашвили, то я рискнул бы назвать её стихи поэзией non-fiction с отсылкой к барокко и русскому авангарду, документальной поэзией нового времени с сохранением классической формы — и не только потому, что она накрепко соединена с повседневными задачами, и не только из-за того, что одна из книг поэта названа «Смыслы» и транслирует на ряду с высокими духовными задачами поэзии также и простой человеческий труд, повседневный опыт встреч и глубокое раскрытие важных смыслов в простом привычном. 

 

 

Пишу стихи чернилами, как встарь -                                                 Горит свеча, и воск меняет формы.                                                   И кто-то в доме спорит про реформы,                                               А за окном – вечеря и звонарь.                                                             И белый снег упал под самый рост,                                                     Укутав землю белыми стихами.                                                           А я спасаюсь русскими словами,                                                         Их  посылая  птицами до звёзд.                                                         Отпустит душу боль и суета                                                                   И успокоит чувство откровенья -                                                         Приобретая статус вдохновенья,                                                         Взлетят на небо снег и чистота.

                                   

 

И в нашем веке человек, оказывается, может думать о красе внешней и в то же время — не забывать истинное значение вроде бы давно и многократно произнесённых слов "любовь", "вдохновение", "народ" и им подобных.

СВЕТ

 

Наполнено пространство силой света,                                         Что для людей как смыслы и как крепь.                                    

Он держит вместе звёзды и планеты                                               И не даёт живому умереть                                                                     Но у порога вечных измерений,                                                           У тишины, от холода немой,                                                                 Где чёрный ангел, стоя на коленях,                                                     Молил у Бога встретиться с Землёй,                                                   Рождались звёзды древнего Востока,                                             Сметая светом с заданных орбит,                                                         И не страдал в толпе, и одиноко.                                                         И заливался трелью соловей,                                                                 Встречая час проснувшейся Вселенной,                                       Нерукотворной, вечной и нетленной,                                               ...А мир сиял, прекрасный и живой...

 

В голове возникает вопрос - неужели эта предназначенная человеку по праву Творения гармония все ещё возможна, и всем ли она дана? 

Нет ли тут каких-то фундаментальных и категориальных различий — сословных, «бытовых», моральных? 

Возможно, что дар видеть совершенство мира дается только мыслителям, отшельникам, либо святым, либо борцам за правду, революционерам?...

 

По Очировой всех этих разделения не существует, есть только один пропуск к наблюдению подлинной стороны вещей — умение понимать и воспринимать как есть — истинное искусство, мир, семью и безусловно, свет.

                     

 

Одной из немаловажных тем в многоуровневой и многозадачной поэзии Александры Очировой является создание «памятников нерукотворных», но воздвигнутых не себе, как писал классик, а посвящённых. 

Созданы десятки произведений друзьям и близким, родным и дальним, коллегам и ученикам — список может быть долгим... 

Тема посвящений в мировой поэзии всегда занимала особое место и была и есть неизменным и объективным свидетелем времени и эпохи. Такое же особое место она занимает и в творчестве Александры Очировой.

 

 

***

Памяти Сергея Петровича Капицы

Вечные поиски знаний и истин —

Как горизонты неведомых далей.

И любопытство. Идеи и мысли.

Мы ничего не нашли, но искали.

 

Кто-то хотел нас увидеть иными,

Кто-то — похожий для узнаванья.

Но идентичность — условное имя:

Музыка, книги, культура и знанья.

 

Цивилизация — как многоцветье.

Зонтик и крыша по сути похожи.

Все одинаковы — старцы и дети:

Функции зрения, мозга и кожи.

 

Я улетаю. И больше не буду

Все объяснять в бесполезных дебатах,

Вымою дома полы и посуду

И навещу заболевшего брата.

 

Белой сиренью заполню пространство,

Окна открою — и, мир ощущая,

Я обретаю свое постоянство,

Вечных законов и истин не зная —

 

Тех, что приходят всегда не случайно,

Божьим подарком для всех поколений,

Но остаются загадкой и тайной

Даже для тех, кто провидец и гений.

 

Александра Васильевна не терпит толпу, но идёт к Людям; она открывается лишь избранным, чистым, но готова увидеть эти качества в каждом идущем ей навстречу.

Как мы говорили, удивительно сочетается в стихах Александры новая, ни на кого не похожая подача, угол видения и классические ритм, мелодия и музыка стиха.

Ей присущи смелость суждений и прямосказание; передача читателю не припудренных идей, а суть - обнаженных, иногда пугающих, но чаще приглашающих задуматься.

Вот как трактует она собственную метафизику в своей книги "Смыслы":

«И мы пытаемся разгадать эти тайны, познать порядок вещей и своё предназначение на Земле — и, посягая на творчество, создавать свои смыслы и свои картины мира...»

 

Я надеюсь, эта короткая рецензия на ретроспективу поэзии Александры Очировой, в которой мы лишь прикоснулись к уникальному, глубокому поэту, станет добрым началом большого и увлекательного исследования. 

1 февраля 2018 год