Юрий Глухов

 

Дед

Сомнения грызли: не бери, нельзя,

Такую худую и заполошную...

Но пожалел продавца и взял.

Обмыли портвейном, как положено.

 

Шёл и думал: живём одни.

Скучен день до вечера. Как не спятили?

Курица скрасит пустые дни,

Будет развлечение и занятие.

Запоём весёлое цыпа-цып,

Рассыпая зёрна среди окурков.

 

Тут проезжающий мотоцикл

Выплеснул пол-лужи на мою куртку.

 

Никогда не слышал куриный смех,

Довелось на старости. А дальше крыша

Потекла, потом нас засыпал снег,

Бабка простудилась, завелись мыши...

 

Продавца проезжего ищи-свищи.

Знал, поди, пройдоха, что подсовывал.

Скрасить бы той курицей пустые щи,

Да только жалко её, бестолковую.

Мёрзнет. Из тулупа скроили жилет,

Курица в жилете почти красавица.

 

Въелась же привычка любить и жалеть.

Хуже, чем курево. Не избавиться.

Под окуляром микроскопа ученому открывается новый мир.

Под окуляром литоскопа читателю открывается мир современного литературного процесса.