Юлия Пикалова

 

***

Тире, тире и точка-запятая.

Был позывной до одури знаком,

но астронавт, над миром пролетая,

уж не жалеет больше ни о ком:

 

парит себе, о миссии не парясь,

земля в иллюминаторе видна,

и где-то там, внизу, белеет парус,

такой же одинокий, как она,

и там, внизу, смешные человечки

без карты, без руля и без ветрил

плывут тихонько по морям да речкам

по миру, что создатель подарил,

и там, внизу, они глядят на небо,

любуясь и ловя благую весть,

пытая путь в извечной тишине по

далёким звёздам, если звёзды есть

– но всё накрыло облачною бязью,

и в небесах не видно ни шиша,

и астронавт, совсем порвав со связью, пьёт звёздный дождь из звёздного ковша.

Под окуляром микроскопа ученому открывается новый мир.

Под окуляром литоскопа читателю открывается мир современного литературного процесса.