ЕЛЕНА ВЫШИНСКАЯ

 

София Агачер «Путешествие внутри себя». – М. : ЛАСА, 2020. – 288 с. : ил. ISBN: 978-5-6043650-1-4

Тревелог, хождения (хожения), или путевые записки, – жанр, который требует от автора наблюдательности и ответственности, а София Агачер добавила к географическим и архитектурным подробностям гастрономического разнообразия, человеческого тепла, пронзительности и юмора и довела это всё до…  мистических открытий. Ничто не предвещало. Но…

Поехали. Пошли и полетели. Прилетели, а точнее, прилетела она – наша главная героиня – Софи, София, Пропажа, тётя Соня. Автор не прячется. Эта она сама – её жизнь, друзья, родные, её приключения, её дорога. Зачем, куда и откуда не сразу понятно не только читателям, но и действующим лицам.  Вот оно – «Шереметьево – 2». А дальше?

Преодолев расстояние от московского рынка до гомельского базара в поисках запахов, вкусов и… улыбок, Софи предвкушает удовольствия: «Где оно, моё настоящее мочёное яблоко – большое, налитое и прозрачное, с чёрными семечками внутри?  Я помню, как здесь же на рынке, не удержавшись, вопьёшься в такое яблоко зубами и захрустишь, прикрывая глаза и подставляя ладонь под струю сока». Кажется, что разгадка названия этого хожения начинается отсюда – аппетитно и откровенно – «Путешествие внутри себя». Своё яблочко Софи обязательно съест, так же как и всё остальное жареное, копченое и фаршированное, а яблоко на блюдечке, указывающее путь, ей не пригодится – его она щедро оставляет другим.  У неё есть для этого «змеиный» пояс, сотканный для неё теткой Ольгой. И вообще всех и всего много: родни, друзей, друзей родственников, детских воспоминаний, опыта, открытий. Такие женщины не боятся быть неидеальными, не боятся стареть, не стесняются своих чувств, умеют заводить знакомства и поддерживать отношения. Она говорит о многом, но об ещё большем мы делаем выводы сами: о связях людей и стран. Ведь главное, если оно настоящее, главное для всех. А что наведёт вас на эту мысль – староверский ручник или пояс викинга – не так уж и важно.

«Рушник – это дорога или река, рух, путь рода, или человека, или войска, или народа, и читать его, толковать или создавать может только ткачиха-ведунья или пряха. Учить же этой традиции должна старшая женщина в семье ту, которую выберет родовой рушник».

В книге путь «из варяг в греки» пересекается с семейной драмой героини. Деформируется советское, вспоминаются войны, переживаются разлуки и болезни. Перемены? Новодел в архитектуре и состояние медицины объясняют безразличие власти к людям – обостренное чувство красоты и справедливости могут вовлечь Софи в ситуации сложные и неприятные, а их  последствия касаются и близких, и дальних, знакомых, и незнакомых. К счастью, теткин прощальный  подарок – охранный гадючий пояс – сбережёт «от худого и приведёт туда, куда сама захочешь».

Где бы она ни оказывалась со своим поясом, Софи находила подтверждение, что и раньше люди этих стран не были чужими друг другу. Россия и Беларусь, Латвия, Эстония, Дания (вернее, Христиания), Англия… Чувства и поступки людей, которых уже нет с нами, до сих пор влияют на нашу жизнь: прошлое так крепко связано с настоящим, что обязательно отзовется в будущем.

И философию людей, далёких от философии, не стоит недооценивать: «Заснувших же на скамейке у подъезда подвыпивших и загулявших мужичков, которых жены домой не пустили, баба Фира накрывала стареньким одеяльцем. А потом подымалась в квартиру к строптивой жене и уговаривала её забрать мужа, потому что “так поступать приличная женщина не должна – другая подобрать может, поскольку завалящих мужиков не бывает, а случаются глупые и одинокие женщины”». Какая внучка у такой бабушки могла вырасти? Такая и выросла: неравнодушная, энергичная, интересующаяся…

София Агачер предлагает читателю выбрать самому, какую историю он будет считать основной, а какую  – параллельной: географическую или культурологическую, романтичную или мистическую. Та история, которая зацепит, увлечёт и окажется созвучной, и сформирует к этой книге личное отношение:

«Толкнув неприметную дверь, скорее предназначенную для того, чтобы туристы проходили мимо, чем заглядывали вовнутрь, я как будто миновала несколько веков и очутилась в полуподвальном помещении с мощными сводами. Уйма непонятных старинных предметов, карт и книг громоздилась на стенных полках. В центре лавки высилась модель боевого корабля викингов с вырезанным драконом на штевне. Запах пыли, плесени и вечности ошарашил меня, я оглядывалась вокруг с неподдельным ужасом, не переставая чихать, сморкаться и вытирать слёзы».

В каком-то эпизоде читатель узнает себя, на каком-то подумает, что так не бывает. Но в жизни, как убедит София Агачер, бывает и не такое – и тогда, возможно, он обогатится  новыми словами и фактами для удачи в личной жизни, успехов в заполнении кроссвордов и побед в игре «Что? Где? Когда?».

Где венчался прадед Пушкина Абрам Петрович Ганнибал? В какой стране в православном храме Александра Невского служил будущий московский патриарх Алексий Второй? Как по-польски и по-белорусски называется прялка? О каком датском замке упоминается в «Песне о Роланде»? Что общего у богинь Фригг и Фрейи? Кем в европейской литературе считаются аллахуаси: «ночными феями» или «невестами Солнца»? Что обозначает слово «руна» на древнем языке кечуа?

И, как это бывает, на фоне событий мирового значения проживается много личных историй. Боль отражена здесь деликатно, а счастье – щедро. Казалось, только недавно в Дании Софи встречает первую возлюбленную отца, как уже совсем скоро на её глазах зарождаются новые взаимные чувства – её племянница находит своего «синеглазого» в Лондоне. Всё это совсем не мешает нашей героине совершить  увлекательный гастрономический бросок на Borough Market:

«Английские пироги с почками и сотни сортов разливного пива; бесчисленные баночки с вареньем и горы булок, хлеба и батонов немыслимых форм и наименований; специи и десятки видов соли; паштеты, девонские сливки, страусиные яйца и крепкий фермерский эль; бесконечные полки с сырами, приготовленными по старинным рецептам (к примеру, чеддер выдерживался два года в пещере над океаном)».

А ещё, где бы ни появлялась Софи, она везде встречает символ мудрости, богатства и исцеления – змею: живьем, в татуировках, в предметах культа, на аксессуарах. И только попав в Британский музей, она понимает, как события из жизни её рода связаны с событиями всего рода человеческого. Для неё не стало в мире ничего чужого и постороннего, она научилась понимать суть происходящего и хотела бы, чтобы и другие люди были добры друг к другу и к себе тоже. Змеиная мудрость и человеческая доброта  – сила непобедимая.

Передать и почувствовать её можно разными способами – не только оккультными, но и самыми простыми, рукодельными:

«Четыре женщины: из Перу, Ирландии, Белоруссии и Канады – никогда не общавшиеся друг с другом, разного возраста, соткали для меня похожие, тёплые наощупь пояса. Вот таких женщин, дорогая гостья, и называют пряхами. Ткали они эти пояса по-разному: одна молилась, вторая пела, третья слушала джазовую музыку, а четвёртая болтала по телефону со своими подругами и многочисленными родственниками. И никаких тебе специальных ритуалов или заговоров.  На мой вопрос, почему они соткали именно такой «змеиный» пояс для меня, каждая из них ответила: “Красиво!”»

Явные и скрытые намеки на произведения больших писателей придают путешествию милый шарм и тестируют читательскую способность к взаимности – свой-чужой. Тут и Гоголь, и Достоевский, и Мандельштам, и Высоцкий… Автор развлекается и развлекает, обогащается и обогащает, ищет и… находит. Софи находит себя. Её детское прозвище – Пропажа. Оно про то, что девушка отвлекается и перестаёт замечать то, что её сейчас не интересует. Наверное, и не надо?

Повезло человеку, если у него такое гипертрофированное любопытство – всегда есть, где себя найти: страны и города, рынки, музеи, случайности, дороги, улыбки…